Почти Жюль Верн

Почти Жюль Верн

Сообщение krotti 15 окт 2010, 16:04

ЯКУТСКИЕ СУМАСБРОДЫ
Сумасброды, оригиналы, эксцентричные, странные, блаженные … Как только не называют таких людей. Они существовали во все времена и навсегда запоминались тем, кто с ними общался. Таких людей можно выделить в определенную когорту, испокон веков их называли чудаками. Есть они и в наши дни. Кто и как удивлял своими выходками якутян в былые времена, нам помог выяснить поэт, историк, журналист и краевед Петр Конкин.
- Да, были интересные личности! В 2007 году мне удалось отыскать в архивах ЯНЦ интересную рукопись «Город Якутск в 1900-1904 годах». Ее автор – первый из якутов профессиональный агроном Михаил Слепцов, рассказывал о чудачествах наших земляков. Интересно, что ранее воспоминания нигде не публиковались. Первыми их опубликовал я, совсем не так давно они вышли в журнале «Якутский архив».
ПОЧТИ ЖЮЛЬ ВЕРН
В начале прошлого века жил в Якутске ссыльный поляк Ян Зубздицкий (по другой версии Зубржицкий). Был очень остроумен и логичен в суждениях. Мечтал построить самолет и назвать его «Яноплан». Своей мечтой делился с друзьями и знакомыми. С упоением рассказывал о том, что скоро он выдвинется в невиданное путешествие – посетит Лондон, Нью-Йорк… Вот выписка из рукописи Михаила Слепцова. Чудак заявлял: «Все великое бывает простым. Я решил использовать вращение Земли вокруг своей оси за 24 часа. Скажем, вылетаю на «Яноплане», набираю нужную мне высоту, и жду, пока покажется желанный мне пункт земной поверхности, и опускаюсь. Например, на Нью-Йорк. Если нужен Лондон, лечу на его параллель, поднимаюсь, и жду, пока Земля вокруг своей оси не подставит мне Лондон». Народу он говорил, что его проект готов, но его засекретило правительство. Как только «верхи» дадут отмашку, он покажет всем якутянам свой «Яноплан». Как ни странно, многие горожане верили его рассказам, и с нетерпением ждали этого события. Как-то раз дошло до того, что этот чудак послал в местную газету объявление: «Настоящим уведомляю торговые фирмы города Якутска, что принимаю заказы на переброску грузов во все части Российской империи на «Яноплане», построенном мною». Газетчики не поверили и заявили, что как только самолет будет построен и готов к вылету, тогда и выйдет объявление. Чуда не произошло, и мечтатель газету больше не беспокоил. Согласитесь, все именитые фантасты отдыхают! В быту Ян Янович тоже отличался необычностью. В качестве домашних животных он, помимо собаки, содержал белого медвежонка и ворона. Который был совсем ручным, и вместе с псом и медведем обожал вместе с хозяином посещать набережную в Залоге, где вся честная компания купалась в жаркие дни. Представьте себе картину: идет мужичок, ведет медведя, рядом бежит собака, всю компанию сопровождает ворон. Естественно посмотреть на такое зрелище сбегались все жители. Герой нашего мини-рассказа умер в Якутске, в двадцатых годах прошлого века.
ЭКСТРЕМАЛ, ОДНАКО
Примерно в это же время на противоположном от Якутска берегу Лены жил еще один чудак. Звали его Кычара. Он удивлял жителей столицы тем, что регулярно в период ледохода имел привычку переправляться с берега на берег. Кычара был настоящим экстремалом: на своей утлой лодчонке, в которой лежали лишь веревка и багор, он умудрялся даже в самый густой ледоход приехать в Якутск с очередным визитом. Что интересно, при этом он проявлял настоящие чудеса акробатики, то прыгнет на льдину, то вернется в лодку, то оттолкнет багром эдакий «айсберг»… Очевидцем одного из приключений стал агроном Слепцов. В архивах сохранилось его воспоминания: «Однажды шел полный ледоход, и если смотреть с высокого берега, лед, казалось, стоял сплошной горой, нагроможденный друг на друга, а на Хатыстахской протоке он плыл отдельными кусками разной величины. Толпа людей, пришедших смотреть на ледоход с улицы Набережной (ныне Чернышевского), заметила плывущего на ладье между льдинами человека. Он то плыл поперек реки, то вскакивал на льдины и шел, таща за собой ладью, то опять спускался на воду с ладьей. Народ, глядя на эту борьбу со стихией, шумел и волновался. Люди кричали: "Надо сообщить в полицию, ведь он погибнет, лед разобьет ладью, сам поскользнется, утонет!" Привели полицейского надзирателя, а тот говорит: "Что я могу сделать?" А человек плыл и шел по льду, отгоняемый течением к Гольминскому озеру. Народ бежал следом, и, наконец, человек подплыл и вышел на берег. Поворачиваясь к реке, плотный и красный от натуги, он сказал: "Лена-матушка - мне мать родная! Она меня поит и кормит. Я ее не боюсь, она меня не обидит, оградит от всякой напасти, в любое время я могу переправиться через нее. Вот только сегодня я сильно устал". И сняв шапку, обратился к толпе: "Господа, будьте добры, подайте мне на водку!" Окружившие его люди, восхищенные мужеством, стали бросать в шапку монеты. Набрав порядочную сумму, мужчина отправился в город к знакомым. Не в первый, и не в последний раз.
ЗИМОЙ И ЛЕТОМ В ШУБЕ И ВАЛЕНКАХ
Редкий житель Якутска не встречался с таким явлением как сетевой маркетинг. В вашу дверь стучатся неизвестные люди и предлагают приобрести какую-либо вещь. Чаще всего – ненужную. Как их грамотно назвать их сейчас, никто толком не знает, но век назад таких людей звали коробейниками. Были такие и в нашем городе. Старожилы вспоминают, примерно 1902 году в Якутске жил весьма выдающийся представитель этой профессии. Увы, история не сохранила его имени. Коробейник Стулов запомнился горожанам не только большим ростом, тучностью, темным цветом кожи и черными, как смоль, волосами, но и своими несколько необычными, по тем временам, поступками. Даже летом, в жару, Стулов ходил по городу одетый в баранью шубу, меховую шапку и валенки. Прекрасно зная цену своим товарам, более ценные из них он продавал по дешевке, а такие украшения как запонки, бусы и ленты раздавал даром детям и девушкам. Понятно, что себе в ущерб. Ходили слухи о том, что у коробейника очень богатая родня, которая привозит ему товары и деньги. Откуда появился Стулов тоже неизвестно, возможно его сослали к нам за какое-то преступление. Жил «коммивояжер» одиноко, ночевал в коридоре местной богадельни. На деньги, вырученные от продажи товаров он питался, а все остальное тратил на подарки горожанам. Говоря современным бухгалтерским языком, что дебит, что кредит – все едино. Что заработал – то профукал. Тем не менее, Стулов был очень почитаем среди горожан - с ним здоровался каждый встречный, его охотно пускали в дома.
ГУБЕРНАТОР ГРИГОРЬЕВ:
ФОБИЯ ИЛИ ПРОСТАЯ ЛЕНЬ?
Если сейчас слово губернатор ассоциируется со словом уютный кабинет с дорогой обстановкой, то до октябрьского переворота по всей России губернаторы часто находились в разъездах, хотя и вели приемы. Общение с народом воспринималось как должное, многие якутяне, не только знали главу области в лицо, но и не раз беседовали с ним. По словам краеведа Петра Конкина, еще одним «блаженным» был и первый губернатор Якутской области, действительный статский советник Константин Никифорович Григорьев, до этого отсидевший какое-то время в тюрьме. Он был назначен к нам в 1851 году, а прибыл в Якутск только на следующий год. В книге старожила С.С. Желтовского «Сибирская былина» указано, что губернатор не любил выездов по округам области, что несколько необычно. К примеру, другой губернатор, Иван Крафт не раз объезжал всю Якутию, а как-то его командировка по отдаленным районам затянулась аж на три месяца. На предложения старшего советника областного правления Скрябина съездить хотя бы раз по области Григорьев отвечал: «Что я там поеду делать? Якуты управляются своими обычаями и законами, лучше которых мне не придумать; хлеба им дать я не могу, взяток с богатых якутов мне не надо, казенных прогонов (расходы на проезды, командировочные – прим. авт.) воровать тоже не хочу. Зачем же я поеду?». Однако, как утверждают историки, одну поездку, глава области все-таки совершил. Куда, доподлинно неизвестно, скорей всего в соседний с Якутском район. Что это было, обычная лень или губернатор панически боялся выезжать дальше столицы, неизвестно. Константин Никифорович прослужил в Якутске до Крымской войны, и заменен был следующим губернатором немцем Штудендорфом
УСТАМИ ПОЭТА О БЕСБАШЕННОМ ГУБЕРНАТОРЕ
Помните поэму Николая Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»? В ней есть такие строки:
А что смеетесь? Всякие
Бывают приказания:
Сидел на губернаторстве
В Якутске генерал.
Так на кол тот коровушек Сажал!
Долгонько слушались:
Весь город разукрасили,
Как Питер монументами,
Казненными коровами,
Пока не догадалися,
Что спятил он с ума!
Согласитесь, интересная заявочка. Что это – авторский домысел, или фиксирование поэтом реальной истории?
Оказывается, такое было на самом деле. Как известно великий поэт побывал в Якутии в 1860-х годах. Пробыл в городе он совсем недолго, но, судя по всему, историю о чудачествах губернатора слышал.
Историк Ярослав АРБУГИН:
- Василий Константинович Бодиско был губернатором Якутии в 1868-1869 годах. О нем, честно говоря, известно немного и многие считают его не вполне здоровым человеком, фантазером. История сохранила, что этот губернатор издавал нелепейшие указы. К примеру, сажать картошку зимой, а его подчиненные их выполняли. Причем, без всяких пререканий. В архивах сохранились сведения о том, что Бодиско расставлял по городу замороженные туши коров прямо на ногах. Они покрывались инеем и напоминали скульптуры. Такие сведения дошли до наших дней. Хотя чудачество с коровами можно довольно просто объяснить. В старину возле домов стояли Г-образные столбы, которые были очень похожи на виселицы. На них на зиму вывешивали мясо. Коровы висели до весны, промораживались, становились черными. Вроде как это было чем-то вроде строганины, почти деликатес. Друзья и родственники знали о его чудачествах и фантазиях. Он пользовался доверием начальников, его уважали коллеги по работе. Губернатор был человеком прогрессивных взглядов. Еще до назначения в Якутск, работая в Сибири, Бодиско оказывал помощь члену кружка Бакунину и даже помог ему сбежать из Николаевска в Америку. Из Якутии Бодиско увезла жена.
Заместитель начальника отдела использования Национального архива Якутии Эдуард ЯКОВЛЕВ:
- Не верю я в эти байки про Бодиско! Может и чудил человек, но скорей всего это была обычная борьба с «варягом», ведь местная интеллигенция, тойоны тоже были прекрасно образованы, но их никогда никто не ставил губернаторами. Главу Якутской области всегда назначал государь-император и присылали сюда обычно людей из центра России. Я считаю, что это была обычная человеческая зависть.
Современники
ДЕД В БУДЕНОВКЕ
Он был известен всем горожанам благодаря тому, что выбирал для прогулок по городу несколько необычный наряд – кавалеристскую шинель, штаны с лампасами и буденовку с красной звездой. Вид у деда был неприступный, заговорить с ним, несмотря на то, что он был без шашки, никто не решался. Все, кто в семидесятых годах любил бродить по городу, его наверняка запомнили. Сейчас о нем неизвестно ничего. По слухам, Семен Буденный был его кумиром, и иную форму одежды мужик просто не признавал. Шинель и буденовку брал в театре, где подрабатывал.
ОДЕССИТ, КАЗАК И КЛОУН В ОДНОМ ЛИЦЕ
Конец восьмидесятых – начало девяностых. Продавцы и посетители Крытого и Крестьянского рынков навсегда запомнили коренастого лысого мужчину среднего возраста отличавшегося не только необычным поведением, но и тем, что он каждый раз представал перед ними в разных ипостасях. То он был одет как Буба Касторский из незабвенных «Неуловимых мстителей», на так называемый одесский манер. Назавтра он мог явиться в непонятных лохмотьях. На следующий день – одетым вполне прилично, и выглядел вполне здоровым. Если бы не одно «но» - его голова была украшена «ободком» из упаковок презервативов. Такое же украшение висело и на его мощной груди. Бродил меж прилавков, приценивался к товарам, любил брать семечки – на это занятие тратил примерно по полдня, после чего перебирался на другой рынок. Никогда никому не хамил, не кричал, несмотря на несколько нагловатый вид, ни с кем не вступал в пререкания.
СТРАННЫЙ ПОЧТАЛЬОН
Женщину в очках, с почтальонской сумкой на боку, наверняка припомнят все старожилы Рабочего городка и те, кто проживает по улице Дзержинского – от площади Орджоникидзе до перекрестка с улицей Кальвица. Раз уж пишем о чудаках, напишем и о чудачке – почтальонша прославилась тем, что, идя по улице, буквально каждому прохожему задавала один и тот же вопрос: «А вы не подскажите, а сколько время?». Получив ответ, с удвоенной скоростью топала вперед, и искала следующую «жертву». Длилось это лет семь подряд.
ЧУДАК В БУХАРСКОМ ХАЛАТЕ
В 40-70 годы в Якутске жил еще один чудак. Он заказал себе в Москве, у знакомого портного бухарский халат и разгуливал в нем по городу. А когда посещал Национальную библиотеку, то ее посетители не раз видели, как мужчина, почитывая свежую прессу, потихоньку грыз сырое мясо.
Аватара пользователя
krotti
Главный Редактор
 
Сообщения: 128
Зарегистрирован: 21 сен 2010, 19:28
Откуда: Якутск

Вернуться в Исторические хроники

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron