Малоизвестные визиты известных людей

Малоизвестные визиты известных людей

Сообщение krotti 18 окт 2010, 19:00

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ВИЗИТЫ ИЗВЕСТНЫХ ЛЮДЕЙ

МОЛОТОВ НЕ СТАЛ ОБЩАТЬСЯ С НАРОДОМ
Первым большим чиновником, посетившим Якутию, был нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Он остановился в городе только на одну ночь по пути в США. Случилось это в середине войны, в1943 году. Как вспоминал старожил Евгений Суровецкий, который в те далекие времена работал в военном отделе обкома ВКП(б), о том, что Молотов прибыл в Якутск, сразу стало известно горожанам. Перед зданием обкома партии собралась толпа. Однако, несмотря на все ожидания большинства якутян, нарком общаться с народом не стал, а сразу прошел в здание, где встретился с местным партактивом. Затем связался с Москвой и общался со Сталиным, заметив, что уже находится в Якутске. Судя по всему, «Коба» спросил его о городе. Тот ответил: «Городок небольшой, но оживленный». Кстати, этот разговор слышала радиооператор приемной станции Анфиса Коновалова, в тот день была ее смена. Она вспоминала: «Разговор был недолгий. Молотов поздоровался с Иосифом Виссарионовичем. Сталин тогда еще спросил, что за город-то? А он отвечает: «Небольшой деревянный городишко». Якутск ведь тогда таким и был. Я не могла слышать весь разговор, у меня шли и другие связи...». Как писал историк А. Шапошников, о прибытии Молотова в то время ходило много слухов. К примеру, такой. Как нарком вместе с одним из руководителей якутского обкома партии объезжал город на автомобиле. Проезжая по одной из улиц, гость спросил хозяина о названии улицы. Чиновник замешкался, Молотов отреагировал мгновенно: «Руководишь республикой, а название улицы ее столицы не помнишь».

ЩЕДРЫЙ КОСЫГИН
В середине 70-х годов в Якутии побывал председатель Совета министров СССР, член Политбюро ЦК КПСС Алексей Косыгин. Приехал не один, а с большой группой чиновников. Он побывал на строительстве Вилюйской ГЭС, в Мирном, в Чернышевском, в Нерюнгри и Якутске. Как вспоминают мирнинские старожилы, «второй человек после Брежнева», споткнулся о торчащую из земли теплотрассу, и чуть было не упал. Тогда чуть не лишились постов заместители директора «Якуталмаза». Речь о снятии гендиректора Виктора Тихонова не шла – он был Героем Социалистического труда и депутатом Верховного совета СССР. Рассказывают, что Косыгин долго осматривал производственные объекты Мирного. На улице стоял сильный мороз (визит состоялся зимой), и все сопровождавшие его чиновники начали мерзнуть. Переминаясь на месте, для того чтобы согреться, начали постукивать ботинком об ботинок. Алексей Николаевич это заметил, и, усмехнувшись, сказал: «Идите грейтесь! У меня ботинки с электроподогревом! Я еще похожу тут, посмотрю…». Еще один необычную историю вспоминают якутские авиаторы. Из поселка Чернышевский в Нерюнгри Косыгин вместе с сопровождающими летел на небольшом самолете Ил-14, принадлежащем Якутскому управлению гражданской авиации. Во время полета он уснул. Командир экипажа Николай Кузнецов так аккуратно посадил самолет в Нерюнгри, что Косыгин даже не проснулся. А когда узнал, что прилетели, снял с руки золотые часы, и подарил их летчику за профессионализм. В Якутске Косыгин поселился в номере «люкс» гостиницы «Лена». По городу разъезжал на черной «Чайке». Увидев в центре города группу мальчишек, которые с удивлением рассматривали машину, он широко улыбнулся и помахал им. Рассказывают также, что когда правительственный кортеж проезжал по проспекту Ленина, Косыгин увидев женщину с ведрами, полными воды приказал водителю остановиться. Спросил: «У вас проблемы с водоснабжением?». Женщина смело ответила: «Да у нас вообще нет водоснабжения! Дома-то в центре почти все неблагоустроенные. Они только с виду похожи на каменные — под штукатуркой старое дерево». Косыгин был в гневе. После этого и началось в Якутске строительство приличного жилья. Считается, что глава Совмина был в Якутии только один раз. Оказывается, это не так. Он бывал у нас неоднократно, в двадцатые годы, работая уполномоченным Всесоюзного общества потребкооперации по Восточной Сибири. Очевидцы вспоминают и еще одну историю. Глава Совмина очень любил геркулесовую кашу и попросил якутских чиновников сварить ему геркулес. Что тут началось! Этой крупы в Якутск тогда не завозили. Среди власть имущих началась паника. Геркулес искали по всему городу. Нашли открытую пачку лишь в начальника якутской санэпидстанции. Затем состоялось собрание партактива Якутии, на котором Косыгин без бумажки произнес почти двухчасовую речь. На вечер было назначено застолье, на котором были выставлены все деликатесы, которые только удалось найти в то время в Якутии. Косыгин поел кашу. Поговаривают, что он положил на стол 40 рублей и сказал: «Я очень занят, мне надо поспать». И ушел… Застолье сразу сошло на нет. Все приглашенные быстро «рассосались». Хотя существует и другая, полностью противоположная первой версия. О том, что Алексей Николаевич, презрев советы своего врача, с аппетитом уплетал харту, ойогос, керчех. После его визита в Якутии начались подготовка к строительству Южно-Якутского угольного комплекса, стала развиваться золотодобывающая и алмазная промышленности. В Якутске Косыгин подписал распоряжение о выделении огромной по тем временам суммы в один миллиард рублей для дальнейшего социально-экономического развития Якутска – эти средства превышающие годовой бюджет республики. Деньги поделили с районами.

СЕРГЕЙ МИХАЛКОВ В ЯКУТСКЕ
Летом 1975 года прошли «Дни русской литературы и искусства в Якутии». В них участвовали писатель Сергей Михалков, актеры Ольга Аросева, Лариса Лужина, Майя Булгакова и Петр Вельяминов, певица Маргарита Суворова. Как позже вспоминал Сергей Михалков: «Когда мы летели сюда, на борт нашего самолета поступила телеграмма: «Писатели Якутии приветствуют своих старших собратьев по перу с приближающимися Днями русской литературы и искусства. Ждем вас на древней и вечно юной земле олонхо. Попутного ветра вам, мягкой посадки, дорогие друзья! Союз писателей Якутии». Лично мне выпала большая честь взять на себя общую редакцию свода песен олонхо, этого замечательного памятника культуры древнего народа Якутии, в переводе поэта Владимира Державина. И я счастлив сознанием того, что и мой труд вливается в труд вашей республики. После всех впечатлений Михалков даже написал четверостишье:
Земля тайги, озер и рек,
Мне дорога твоя свобода,
Хотя я русский человек,
Я - брат якутского народа!
Программа была очень насыщенной – возложение цветов к памятнику Ленину, выставки, многочисленные встречи. С 22 июня московские гости устроили ряд концертов и встреч, участвовали в ысыахах в разных совхозах. 29 июня на том же стадионе прошла церемония закрытия мероприятия.

ЛЮБОВНЫЕ СТРАДАНИЯ ЕВТУШЕНКО
В 70-х годах побывал у нас поэт Евгений Евтушенко. Он написал цикл стихов о Якутии. Самое большое впечатление возникло у поэта от путешествия по Колыме вместе с журналистом газеты «Известия» Леонидом Шинкаревым, которое состоялось в 1977 году. Вот как вспоминает визит поэта кандидат геолого-минералогических наук Георгий Балакшин. Он - участник трех из пяти творческих экспедиций поэта по рекам Якутии (два путешествия по Лене, Колыме и Индигирке). Лодка, на которой Евтушенко сплавлялся по Колыме, называлась «Джан Батлер», в честь его возлюбленной. Она была англичанкой, работала в Москве. Он жутко ревновал ее, так как в период путешествия поэта, у Джан, которая в тот момент находилась в Москве, появился богатый ухажер. Он очень переживал. В Зырянке, откуда он звонил Джан, родились его стихи:
В Колымских скалах, будто смертник,
Собой запрятанный в тайге,
сквозь восемь тысяч километров
я голодаю по тебе.
Позднее они поженились, у них родились сыновья Саша и Антоша, а затем разошлись.
В Якутске останавливался в гостинице «Лена». Поговаривают, что как-то любвеобильный поэт ночевал в столичной гостинице не один, а с замужней дамой.
Краевед Петр КОНКИН:
- По реке Лена поэт путешествовал дважды. Первый раз - на судне «Микешин» от Усть-Кута до Тикси. У каждого крупного населенного пункта останавливался и устраивал литературные вечера. О его путешествии по Колыме (от верховьев реки до порта «Амбарчик» (в 120 километрах от Черского)), где в то время функционировала тогда только полярная метеостанция, вспоминал краевед Алексей Чикачев. Он рассказывал, что Евтушенко закрылся в капитанской каюте и писал стихи. Из этой поездки он увез в Москву охотничьи лыжи, подбитые лосиными камусами. Их ему подарил небезызвестный Николай Соломов.

ИОСИФ БРОДСКИЙ РЕШИЛ СТАТЬ ПОЭТОМ… В ЯКУТИИ
В шестидесятых годах прошлого века в Якутске в составе геологической экспедиции побывал Иосиф Бродский. Оказывается, именно у нас он и решил стать поэтом. Вот как он сам вспоминал об этом визите: «Году в пятьдесят девятом я прилетел в Якутск и прокантовался там две недели, потому что не было погоды. Там же в Якутске, я помню, гуляя по этому страшному городу, зашел в книжный магазин и в нем я надыбал Баратынского — издание “Библиотека поэта”. Читать мне было нечего, и когда я нашел эту книжку и прочел ее, тут–то я все понял: чем надо заниматься!». Вот как об этом путешествии вспоминал один из его друзей С. Шульц: «Через несколько дней Иосиф улетел в Восточную Сибирь с Учурской геологической партией отдела Востока. Всего в партии было 4 геолога и 4 коллектора, они должны были проводить геолого-съемочные и сопутствующие поисковые работы в восточной части Алданского щита. Долетели сначала до Иркутска, оттуда в Якутск, из Якутска в Усть-Маю. Из Усть-Маи уже спецрейсом вылетели в поселок Нелькан и там ждали оленей. Но оленей все не было и не было. И тут с Иосифом стало твориться что-то странное. Его охватила страшная ностальгия. За два года до этого во время полевого сезона в геологической партии умер молодой коллектор, 18-летний мальчик — Федя Добровольский. Иосиф глубоко переживал его смерть, посвятил его памяти два стихотворения. И вот во время бездейственного пребывания в этом крохотном поселке он почувствовал, что его душит смертельная тоска и предчувствие неотвратимой гибели. Иосиф говорил мне потом, что он чувствовал: еще несколько дней — и его настигнет такой же удар, как тот, от которого погиб Федя Добровольский. Зная экспансивную натуру Иосифа и вспоминая то состояние, в каком он был, когда вернулся в Ленинград, я убежден, что это действительно могло произойти. И он сообщил начальнику партии, что он болен, что ему необходимо вернуться домой. И вылетел попутным рейсом обратно в Усть-Маю и Якутск, оставив одного из геологов партии без коллектора, чего начальник партии Г. Ю. Лагздина так и не смогла ему простить, и это ему припомнили на суде в марте 1964 года».

ЯКУТЯНАМ ЗАПРЕТИЛИ НАЛИВАТЬ АВТОРУ «ВАСИЛИЯ ТЕРКИНА»
В Якутске и Вилюйске побывал известный поэт, автор «Василия Теркина» Александр Твардовский. Этот визит состоялся в конце 50-х годов. В Вилюйске, где, как известно, отбывал ссылку социал-демократ Николай Чернышевский, в те годы открывали памятник этому известному писателю. На это знаменательное событие приезжал Твардовский. Поговаривают, что в те годы поэт сильно выпивал, и в путешествии его негласно охраняли от желающих ему «налить». Старожилы Вилюйска рассказывали, что однажды он договорился с одним из водителей, чтобы он втайне приносил ему «шкалик». В Якутске в 1958 году Твардовский встречался с писателями. Тогда один из якутских поэтов Михаил Тимофеев-Терешкин подарил ему тогда одну из своих книг с надписью: "Уважаемому тов. Твардовскому Александру Трифоновичу, примите в знак полного к вам уважения и на память о посещении Якутии. 20 июля 1953 г.".
КАК ВОЗНЕСЕНСКОГО КАРТИНА ВДОХНОВИЛА
Кроме того, в советские времена в Якутии в городе Мирном побывал Андрей Вознесенский. Вот как об этом вспоминал сам поэт в поэтическом альманахе «Параллель»: «...Лютый якутский март. Порядковый номер года? 1976-й, насколько помню. На дворе было за минус 30 градусов, и ни о каком глобальном потеплении не могло быть и речи. Алмазный Мирный дышал морозным паром, по небосводу гуляло малиновое солнце, а дым из печных труб уходил строго вверх, создавая белесый занавес». Андрей Вознесенский выступал перед геологами, горняками, обогатителями. Его прекрасно принимали: столы ломились от блюд. Чего тут только не было! Строганина из нельмы и муксуна, оленьи мозги, малосольный тугунок, караси и масса других блюд. Поэту показали город, карьер трубки «Мир» и обогатительную фабрику. Кроме того, дали потрогать настоящие алмазы. Затем поэт помылся в русской бане. После Вознесенский увидел фотографию, сделанную художником-фотографом Варфоломеем Тетериным – фотокорром ТАСС по Восточной Сибири и посвятил ему стихотворение «Якутская Ева».
Якутская Ева
У фотографа Варфоломея
с краю льдины, у тёмной волны,
якутянка, «моржиха», нимфея
остановлена со спины.
Кто ты, утро Варфоломея,
от которой офонарели
стенды выставки мировой?
К океану от мод Москвошвея
отвернулась якутская Ева.
И сощурясь, морщинка горела
белым крестиком над скулой.
Есть свобода в фигуре ухода
без всего, в пустоту полыньи.
Не удерживаю. Ты свободна.
Ты красивее со спины.

ВЛАДИМИР СОЛОУХИН ОСМАТРИВАЛ СТАРЫЙ ЯКУТСК И ВСТРЕЧАЛ ЛЕТО НА ЫСЫАХЕ
В конце семидесятых годов Якутск посетил поэт и писатель Владимир Солоухин, который, как известно, очень интересовался поэзией Алексея Кулаковского. Он получил письмо из Союза писателей Якутии, подписанное Семеном Даниловым. В письме, как вспоминал сам поэт, было написано следующее: «Якутский народ очень гостеприимен. Мы покажем вам разные уголки нашей суровой, но прекрасной земли, а на весеннем всеякутском празднике ысыаха самая красивая девушка Якутии, одетая в вышитые якутские одежды, преподнесет вам полный чорон благодатного напитка кумыса. Приезжайте же на землю Кулаковского, так велят Великие Белые Старцы». К письму, как вспоминает Солоухин, была приложена полная программа будущего пребывания в Якутии. «Встреча в аэропорту. Устройство в гостинице. Обед. Посещение Литературного музея. Посещение Правления СП. Поездка по реке Лене. Пребывание в Чурапинском районе. Поездка в Нижнеколымский район и т.д.». Поездка должна была продлиться в течение двух недель.
Владимир Солоухин писал: «Якутская земля огромна, разнообразна и красива – суровая, сказочная земля… С большой высоты Якутия … больше всего была бы похожа на Луну с ее бесчисленными круглыми кратерами, если бы эти кратеры не были наполнены водой и не образовывали бы те полтора миллиона озер... Под всей Якутией на глубине одного метра лежит загадочная вечная мерзлота. Это именно из нее извлекают время от времени цельных мамонтов, мясо которых годится, как говорят, хоть бы и на котлеты, собаки, во всяком случае, его едят. А ведь оно пролежало в мерзлоте тридцать тысяч лет. В деревенских или дачных условиях хорошо обходиться без холодильников». Один писатель показал Солоухину ледник на своей даче. Зрелище поразило его: там поместились часть лошадиной туши, четверть медвежьей туши, половина лося, 120 зайцев, 300 уток, 18 гусей и три мешка рыбы. Все это (кроме лошади) было добыто на охоте. В Якутске он попросил, чтобы ему показали остатки старого города. Солоухин побывал в Черском, на побережье Ледовитого океана, Институте мерзлотоведения и в краеведческом музее в Якутске, в совхозе имени Эрилика Эристина - на празднике Ысыах. Там он послушал олонхосутов и посмотрел на конные скачки.
ВЫСТУПЛЕНИЕ СИМОНОВА ТРАНСЛИРОВАЛИ ПО РАДИО
Был в Якутске и поэт Константин Симонов. Его визит пришелся на конец 50-х годов. Он выступал в клубе МВД (это здание давно снесли) со своими стихами. Выступление транслировали по якутскому радио. Еще один малоизвестный факт. В 1956 году в Якутске был в экспедиции его сын Алексей, который, как известно в те годы толком не общался с отцом (ему тогда не было еще и 17 лет). У него сохранилось письмо отца, отправленное сюда, в Якутск: «Если ты имеешь живого папашу, а не холмик для воспоминаний, то только потому, что я всегда свои амбиции держал в собственной руке и не поддавался ни на чьи подначки, в том числе и на свои собственные».

ЛАУРЕАТ СТАЛИНСКОЙ ПРЕМИИ ПРИЕХАЛ ЗА КАРАСЕМ, А УВЕЗ ФИЛИНА
Весной 1948 года председателю Госплана Якутии Сосланбеку Бутаеву прислали карася-«великана». Выловили гиганта, чей вес превышал три килограмма в известном в Якутии карасевом озере Ниджили. Тогда Сосланбек Асланбекович решил посоветоваться с начальником треста «Якутстрой» Ефимом Жорницким и начальником управления связи Якутии Петром Дудкиным. Те, в свою очередь, порекомендовали известить об огромной рыбе профессора, охотоведа, лауреата Сталинской премии Петра Мантейфеля. Петр Александрович был известным советским биологом, с 1924 по 1936 год являлся заместителем директора Московского зоопарка, а с 1948 по 1956 годы работал заместителем директора по научной работе Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего промысла. От этого предложения Мантейфель не отказался и приехал в Якутию. Из карася в честь его приезда сделали шикарную уху, которой накормили именитого московского гостя. Затем охотоведа повезли на прогулку по окрестностям Якутска. В этой поездке его сопровождал первый водитель Якутии Петр Машицкий, в те годы обслуживающий транспортом председателя Совнаркома ЯАССР. Едва выехав за пределы столицы, в лесу Мантейфель увидел филина огромных размеров. Размах его крыльев составлял порядка двух метров. Птицу застрелили. А затем в Якутском филиале Академии наук (ЯФАН) специалисты-таксидермисты сделали из него чучело, которое профессор пожелал забрать с собой. Надо сказать, чтобы увезти чучело в Москву, потребовалось много усилий – филин ни в какую не желал пролезать в узкую дверь самолета Ли-2.

КАРПОВ СЫГРАЛ ВНИЧЬЮ
В 1976 году в Якутск прилетал гроссмейстер, чемпион мира по шахматам Анатолий Карпов. Как вспоминают очевидцы, перед якутянами он появился в шикарном заграничном светло-зеленом костюме, очень модном по тем временам костюме. Едва выйдя из аэропорта, и толком не отдохнув, сразу отправился в клуб имени Гагарина, где должен был пройти сеанс одновременной игры, на который приехали авиаторы- любители шахмат не только из Якутска, но и из Нюрбы и Олекминска. Тогда с одной дамой гроссмейстер сыграл вничью, а устроитель турнира, заместитель начальника управления гражданской авиации Иннокентий Кычкин за это время успел сыграть две партии: одна была им проиграна на 21-ом ходу, вторая – на 28-ом. Впоследствии Анатолий Карпов бывал в Якутске не раз и даже организовал здесь свою шахматную школу.

РЫБАЛКА АБДУЛОВА
Лет 5 назад побывал в Якутии и известный актер Александр Абдулов. О своей поездке он вспоминал так: «Да, но сейчас я отдыхаю на рыбалке. Чаще, конечно, на Валдае, где у меня дом. А в этом году была вообще чумовая поездка. Друзья повезли меня в Якутск, потом пять часов мы летели на самолете в горы и оттуда по горным рекам неделю сплавлялись до Лены. Вы не представляете, какая это фантастика! Ловили тайменя, отдыхали».
Аватара пользователя
krotti
Главный Редактор
 
Сообщения: 128
Зарегистрирован: 21 сен 2010, 19:28
Откуда: Якутск

Вернуться в Исторические хроники

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron